Блог

Короткі розмови: Іван

Ваня, что ты испытываешь с начала войны?

Сперва неизвестность. В плане того, что будет дальше и насколько долго, и что делать в реальности. В таких ситуациях, под огромным давлением все поступающей и поступающей новой информации, в один прекрасный момент — мозг отказывается её обрабатывать. И ты сидишь в непонимании, в надежде все это переварить, тут и рождается страх. Потом пришло понимание реального положения дел, осознание, что все пройдёт и это тоже. Сейчас голова уже поспокойнее и посвободнее от разного рода навязчивых мыслей.

Страх неизвестности ещё с тобой?

Со мной вера в то, что это закончится так же неожиданно, как и началось. Прошло почти два месяца и есть сдвиги по возвращению территорий под контроль Украины. Пока остаются неизвестны моменты в плане информации, которую мы можем недополучать. Но верится, что все может закончится в ближайшее время.

В чем ты находишь поддержку?

В «островке безопасности», который многие формируют для себя в течении жизни. Рядом есть человек, который меня поддерживает, с которым я чувствую себя спокойно. И даже когда начинается тревога мы смотрим друг на друга, говорим: «в коридор?» — и оба на спокойном, без лишней паники просто пережидаем этот момент. Находимся в тонусе, так сказать. Поддерживает обстановка. Готовка, разного рода «штуки», плетение из бисера, рисование. Недавно испёк пирог, очень спокойно было, на пару часов «отключился» от новостей.

Люди, которые находятся рядом, рабочий коллектив, гости которые приходят и спрашивают «как дела?». Радуются, что мы открыты. В мейке какое-то время были заколочены окна и многих наших гостей это деморализовало, в стиле «если уже они не работают, то все плохо»...

А потом, когда мы сняли задвижки и вернулись к работе — люди стали приходить, общаться, восстанавливать эмоциональный баланс и нам, и себе. Это впечатляет.

Есть люди, по которым сейчас особенно сильно скучаешь, давно виделся с ними?

С родными вижусь не часто, хоть они и находятся в Одессе. Мама почти постоянно находится на работе, а я выбираю не сильно активно функционировать вне дома, потому что дома все-таки безопасней. Созваниваемся ежедневно, для того чтобы услышать голос, понять, что все в порядке. Самый страшный момент был тогда со взрывами, в их районе было громко.

Ты серьезно увлечен музыкой. Какую песню спел бы после победы?

Спокойную, тихую, умиротворяющую. Не так важна песня, как эмоция, которая песню сопровождает. Думаю, тут подойдёт любая, спетая особым образом, с читаемой эмоцией момента. Точно будет на украинском языке. Вероятно моего авторства. Есть песня, написанная ещё до всех событий, тоже на украинском, которую мы планировали выпустить — было бы круто её исполнить.

Сейчас поешь, есть ресурс на это?

Да, первое время прям устраивали своеобразные квартирники для друзей. Играл, чувствовал, напоминал себе, что я умею и что лучше этот навык не терять. Если бы после 20 лет бок о бок с музыкой я не смог бы петь в такой момент — это удар.

Сейчас пою реже, но хочется и хочется еще больше окрепнуть, утвердится в своём творчестве. Сыграл в рамках марафона на одном из одесских телеканалов, потом в комендантский час ехал через все блок посты в сопровождении, такой интересный экспириенс. Надеюсь кому-то из немногочисленной аудитории этого канала тоже было интересно меня послушать.

А какие песни сейчас играешь, когда есть настроение?

У меня довольно разнообразный репертуар.
Исполняю то, что больше всего нравится. Сейчас, преимущественно русскоязычные песни украинских исполнителей, разобрал много новых песен на украинском. Перестал играть многие песни. Переосмыслил многие песни. Учу песни группы «Один в каное», которые очень нравятся. Вычеркнул определённых исполнителей, чья позиция не содержала позиции.

Я понимаю, что после того, как все закончится, у меня будет совсем другой трек-лист — из чужих песен, которые я играл раньше, многое больше не будет звучать.